Социальные сети и этическая дилемма

ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМА ПРОЕКЦИЯ
Социальные сети и этическая дилемма
Francis Alÿs, Cuentos Patrióticos, 1997, video still
В РАМКАХ СБОРНИКА АКТУАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ
Социальные сети и этическая дилемма
2 412 слов
6 теоретиков
7 ссылок для самостоятельного изучения
Автор материала: Алена Королева
художница, студентка программы ФотоДепартамент.Институт и Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени А. Л. Штиглица
«Социальные сети и этическая дилемма», первый материал раздела Актуальная теория, расскажет о моральной проблеме, которая пришла в мир вместе с глобальной сетью Интернет.

Тиражирование визуального материала, приведшее к современной медиа революции, изменило взгляд очевидца и вместе с глобальной сетью сделало возможным наше постоянное «присутствие везде». Чем опасна настойчивая связь с миром и где появляется зло?


Обзор построен на материалах лекции «I Saw it» критика, художника, профессора и преподавателя в Royal College of Art Рональда Джонса. Лекция проходила в рамках симпозиума Photography Today, Tomorrow в музее Moderna Museet (Стокгольм) в 2010 году.
Наследие Гутенберга
В XV веке Иоганн Гутенберг изобретает книгопечатание и дарит Западу с его развивающимися демократией, наукой и литературой способ быстрого массового распространения информации. Это время первой крупной медиа революции.

Переворот, который совершил Гутенберг, был первым, но исторически не самым масштабным. Социальные сети, наша современная революция, это продолжение Гутенберговской дистрибутивной инновации (изобретения печатного пресса), помноженное на цифровое пространство. Благодаря возникновению интернета мы живем в эпоху самой крупной медиа революции.

Социальная сеть вездесуща и динамична; ее элементы взаимосвязаны (локальные явления становятся глобальными); информация легкодоступна; сообщения передаются всей системе со скоростью нажатия кнопки (Инстаграмм, Твиттер, Фейсбук, Телеграм); частное становится коллективным (микрозаявление одного человека в часы становится мега трендом). Мы пользуемся этими преимуществами: с помощью текста, фотографии и видео делимся нарративом от первого лица или репортажем с места события со всем миром*.

*Здесь и далее полужирным шрифтом обозначены выдержки из статьи Рональда Джонса
Печатный пресс XV века
Cлово очевидца превращается в сообщение
Человеку всегда было важно зафиксировать увиденное, а публике — его увидеть. Гойя, свидетель гонений испанских граждан наполеоновской армией, создал серию офортов «Ужасы войны», назвав сорок четвертый лист «Я сам видел это».
Франсиско Гойя, Серия «Бедствия войны», лист 44: Я сам видел это
Фотограф Эдди Адамс повторил шаг Гойи почти сто шестьдесят лет спустя, 1 февраля 1968, создав «Казнь в Сайгоне» — один из самых знаменитых снимков Вьетнамской войны.

Акт фотографирования здесь выступил словом Адамса-очевидца. Таким же обращением можно считать название 44 офорта Гойи — текст, сопровождающий отпечаток, уверяет нас в правдивости события, которое увидел и запомнил художник, чтобы потом перенести на бумагу.
Перевод взгляда очевидца в изображение (его фиксация) рождает «мягкую силу» убеждения.
Эдди Адамс, Казнь в Сайгоне, 1968
Гутенберговский печатный пресс, офорт, черно-белая фотография — все это способы превращения прямого взгляда в политическое сообщение. Социальные медиа нашего времени изменили механизм этого превращения.

Фотография, теперь часть сети, циркулирует от девайса к девайсу. Каждый может процитировать Гойю («Я сам видел это») с такой же степенью соучастия, что фотожурналисты и документалисты.
Чтобы читать дальше, купите ТЕМУ
Автор фотографии:
© Tom Callemin www.tomcallemin.com