Тема 2. Московский концептуализм и изображение

ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМА ПРОЕКЦИЯ
Концептуальное искусство
и фотография


Mосковский концептуализм
и изображение
В РАМКАХ курса «концептуальное искусство и фотография»
Московский концептуализм
33 255 Слов
16 Теоретиков
8 Ссылок для самостоятельного изучения
30 Проектов-примеров
«Вспоминается и другая ситуация – рассказ Бредбери, в котором проводятся экскурсии в первобытное прошлое, где с невероятной тщательностью проложен некий маршрут, тропинка, за которую категорически запрещается выходить «туристам». Случайное соскальзывание (от страха – с ума) с тропинки влечет тяжелейшие последствия после возвращения – мир становится Другим.»

В
.Захаров «Золотая книга», эссе "Большой архив. Домашний архив. Бухгалтерия".
При обилии текстов о московском концептуализме, исследования о взаимосвязи фотографического изображения и московского концептуализма не лежат на поверхности, то есть фундаментальных исследований на которые можно было бы опереться пока нет. Исследователи редко "соскальзывают" на эту тропинку. Но безусловно существуют отдельные статьи, диалоги и главное произведения художников, которые затрагивают этот дискурс. В данном тексте изображение включает в себя не только фотографию, но и критическую картину.

И если мы задумаемся о причине, то зададимся вопросом: почему фотография не стала водоразделом между модернизмом и постмодернизмом в российском, а точнее в советском контексте? Почему в контексте концептуального искусства мы рассматривает и картину тоже? Как политический климат повлиял на художесmвенный процесс? В концептуализме пластика контекстов играет решающую роль, поэтому поставив вопрос о взаимосвязи московского концептуализма и фотографии, которая выходит за границы документации события на другой эстетический уровень, мы сталкиваемся с многослойным клубком контекстов, разматывание которого раскрывает потенциал положительного непонимания.
Группа "Гнездо", "Коммуникационная труба", 1974
План темы:

1. Вступительное слово.2. Каким образом художники находили информацию об актуальных идеях в искусстве в ситуации закрытых границ и жесткой цензуры?
3. Что такое официальное искусство и почему существовал только один разрешенный стиль в советском искусстве?
4. Бульдозерная выставка.
5. Соц-Арт.
6. Коллективные действия.
7. Группа "Гнездо".
8. Медгерменевтика.
9. Фотография как искусство и железный занавес.
10. Пустота в изображении.
11. Семь фотографий.
12. Внутри картины.
13. Фотография и текст.
14. Идеология пейзажа.
15. Заключение.16. Примечания.
Автор курса: Ирина Иванникова
Об авторе
Художник. Окончила Институт проблем современного искусства (ИПСИ)(2014-2015), Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова (2002-2007), Лаборатория Медиа-Перформанса при Московском Музее современного искусства (2011-2012), Лабораторию медиапоэзии, г. Москва (2013-2015), Школу перформанса Лизы Морозовой «Performance Art studio» (2013-2014), Школу перформанса PYRFYR при Галерее на Солянке (2012-2013), Фотодепартамент курс «Преодолевая фотографию» (2015-2016).
Автор курса: Ирина Иванникова
Об авторе
Художник. Окончила Институт проблем современного искусства (ИПСИ)(2014-2015), Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова (2002-2007), Лаборатория Медиа-Перформанса при Московском Музее современного искусства (2011-2012), Лабораторию медиапоэзии, г. Москва (2013-2015), Школу перформанса Лизы Морозовой «Performance Art studio» (2013-2014), Школу перформанса PYRFYR при Галерее на Солянке (2012-2013), Фотодепартамент курс «Преодолевая фотографию» (2015-2016).

Работы были показаны: Галерея Фотодепартамент «Настоящее происходит» г. Санкт-Петербург (2016), Фестиваль «Медиаперформанса» ММОМА, г. Москва (2012), Фестиваль перформанса «Игра в классики» ММОМА (2013), Фестиваль «Перформативное искусство», г. Москва (2013), Мультимедиа Арт Музей «Современные российские художники» г. Москва (2013), Галерея Сколково «Медиапоэтические машины», г.Москва (2015), Электромузей, «Цифровой поэт», г.Москва (2015), Electronic Literature Festival «Никакая это тут не утопия», Stiftelsen 3,14, Берген, Норвегия (2015) и др.
Концептуализм – прежде всего антивизуальная идеология. Все антивизуальное в искусстве – концептуальный проект, но четко его определить очень трудно. Если концептуализму гарантирована долгая жизнь, то отчасти по причине отсутствия определенного стилевого параметра. Поэтому-то о нем продолжают писать. Хотя в опознавательном виде концептуализма уже давно нет. Хорошо это или плохо, но он неуловим.1



Московский концептуализм с одной стороны считается классикой, но как пишет А. Монастырский в статье "Батискаф концептуализма": "…корабль пуст. Но он есть. И это исследовательский корабль".

В.Захаров, Фонтан (Aqua Sacra), 1992
Почему количество текстов вокруг московского концептуализма продолжает расти? Здесь важно обратиться к этапу зарождения московского концептуализма.
Илья Кабаков в интервью Юрию Альберту2 ссылается на беседы внутри художественной среды, которые с одной стороны спровоцировали создание произведений, но и в какой-то степени являются продолжением этих произведений.
Благодаря ризомному, постоянно разрастающемуся характеру этих текстов сохраняется положительное непонимание, которое является частью художественного метода. В самой сути концептуализма заложена стилистическая эфемерность.


Концептуализм определяет и переопределяет границы искусства и одной из главных тем является как текст, форма или объект могут стать произведениями, и как они в качестве произведений функционируют в системе искусства 3. Поэтому концептуализм постоянно как бы выпрыгивает из собственных стилевых рамок и стремится обнаружить зоны продуктивного непонимания и неразличения.
Функция этих работ прежде всего состоит в раздвижении границ текста, границ художественного пространства в ту сторону, где мир, понятый как картина, смыкается с миром, данным нам как реальность. Непосредственно к сфере искусства как такового они принадлежат только одной своей половиной, причем - как ни парадоксально – именно той своей частью, которую невозможно до конца проанализировать, осознать, которая положительно непонятна для зрителя. Если зритель находит в них зацепку для размышления, для переживания, если в них есть какая-то неопределенная новость, тогда они работают, если же этого нет и они целиком поглощены, академизированы предшествующим им художественным пространством, то ценность их невелика. Если при обращении с ними возникает вопрос "Что это такое? Я не совсем понимаю в чем тут дело" – или лучше всего: "наконец-то я не понимаю, что это такое" – тогда хорошо, тогда они срабатывают как надо."

А. Монастырский, Эстетические исследования. 2009
Художественное сообщество в 60-70 гг существовало в отрыве от мирового контекста, информация поступала очень дозировано и художники, подобно палеонтологам додумывали как выглядит весь скелет по одному только зубу. [4] Таким образом, продуктивное непонимание – это не только метод внутри концептуализма, но и внешний фактор, часть исторического контекста, спровоцировавший активные обсуждения внутри художественного сообщества и повлиявший на формирование мощной художественной среды и автономного эстетического суждения.


"…именно в семидесятые были разработаны фундаментальные эстетические "мыслеформы", позволившие русскому искусству вернуться на орбиту мирового художественного процесса. И добились этого именно концептуалисты. Отчасти поэтому концептуализм остается законодателем эстетических практик в России, самым влиятельным течением в русской визуальной культуре. Результаты, достигнутые концептуалистами, позволили сохранить уровень свободы, необходимый любой форме искусства (или достичь этого уровня). Все это позволило русскому концептуализму стать полноценным направлением с собственной историей и последовательностью развития идей."

Иосиф Бакштейн, "О концептуальном искусстве в России" [5].
Чтобы читать дальше, купите ТЕМУ
Проекция

© Проекция / ФотоДепартамент
info@fotodepartament.ru

Автор фотографии:
© Tom Callemin www.tomcallemin.com