ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМА ПРОЕКЦИЯ

Header

Katinka Goldberg_2
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Шорткод: Катинка Голдберг, Жорж Русс

Новая подборка материалов от нашего канала на Яндекс.Дзен в рубрике #шорткод — коротко и ясно знакомим с отличительными чертами современных фотографов.

Мое тело — железная клетка, захватившая разум

Шведский фотограф Катинка Голдберг (Katinka Goldberg) исследует отчуждение от собственного тела, отношения с близкими людьми и возможность выразить их визуально с помощью коллажа.
© Katinka Goldberg, 2013
В проекте «Bristningar» (2013 г.), что в переводе означает «разрыв, трещина», Голдберг с помощью фотографии сначала «ампутирует» части собственного тела, а затем собирает себя заново. В отличие от ранней серии «Surfacing» (2011), которая была посвящена отношениям с матерью, работая над «Bristningar», автор отдаляется от анализа взаимоотношений и буквально устремляется внутрь себя, фотографически препарируя собственное тело.
© Katinka Goldberg, 2013

В одном из интервью Голдберг говорит, что однажды на приёме у остеопата она испытала острое чувство потери контроля на физическом уровне — ощущение абсолютного незнания и непонимания своего тела: «Как оно стало железной клеткой, которая захватила мой разум? Почему мое сознание вынуждено парадоксальным образом существовать в нём?».

© Katinka Goldberg, 2013

Поиск ответов на эти вопросы привёл к желанию исследовать и восстановить своё тело «на собственных условиях», подчиняя его своему видению и ощущению. В работах Голдберг реализует фрагментарный способ смотрения на себя.

Начиная с абсолютно белого листа, сопоставляя формы и цвета согласно логике внутренних ощущений, Голдберг собирает образы себя из множества изображений. Она всегда работает только с собственными фотографиями, и часто добавляет к ним скульптурный осязательный элемент: фрагмент платья или клочок волос. Ведь это такой же важный для самоопределения источник информации о нас самих, как и вид нашего тела.

© Katinka Goldberg, 2013
В результате, мы видим набор коллажей, на которых изображение разорвано, искажено и неполно: контур лица вырезан по линии губ и наложен на фрагмент тела с прожилками вен, силуэт фигуры наполнен изображением выпотрошенных внутренностей, автопортрет разъят и совмещен с частями портрета матери. Возникает вопрос, так сколько же меня остается при таком способе сборки? Можно ли считать восстановленное тело по-прежнему мною?
© Katinka Goldberg, 2013

При всей странности конечного изображения, коллаж — весьма логичный выбор. В повседневной жизни мы можем видеть только части нашего тела, всегда лишь под определённым углом, и никогда — полностью. Таким образом, автор визуально точно воспроизводит то, как зрительно мы способны воспринимать себя.

На первый взгляд, этот проект является воплощением переживания, вызванного отчуждением от собственного тела, но также он сообщает о желании узнать его лучше, и, возможно, принять. Работы Голдберг напоминают нам о том, что в фотографии и её привязанности к объективности и фактам, всегда есть место вымыслу.

Катинка Голдберг говорит, что её особенно занимает вопрос неоднозначности свойств фотографии: с одной стороны она фиксирует мир и делает его доступным для нас в застывшей форме, с другой, тот, кто держит камеру, рассказывает свою личную историю.

Особые отношения с пространством

Французский художник Жорж Русс (Georges Rousse) собирает в своих сайт-специфик инсталляциях сразу несколько направлений искусства: живопись, архитектуру и фотографию.

Châsse-sur-Rhône, 2010, © Georges Rousse / ADAGP
Наверное, не стоит говорить, что все фигуры на фотографиях созданы «в натуре», ещё до того, как фотографии были сделаны, а не добавлены после — в графическом редакторе.
Durham, 2006, © Georges Rousse
Подход к работе Жоржа Русса можно представить как комбинацию двух противоположностей. С одной стороны, это филигранная работа с пространством и материалами, начиная от производства «мизансцены», заканчивая финальным снимком. С другой стороны — интуитивный импульс художника, спровоцированный встречей с новым местом.
Paris Conciergerie 2015 @ Georges Rousse / ADAGP

Изначально Русс работал с заброшенными зданиями. Свою практику представлял как способ напомнить о заброшенной архитектуре — метафоре вещей, что стремятся к забвению и смерти.

Однако работы Русса — это ещё и важный повод поговорить о том, что значит быть реальным и быть воображаемым, а также о том, как важна уникальная «точка зрения».

Трейлер к фильму “Bending Space”, в котором Жорж Русс делал инсталляции в заброшенных зданиях города Дарем, США. В нём можно увидеть эффект меняющейся точки зрения в действии.

Ещё один фильм о последнем проекте Жоржа Русса в городе Дарем. В нём процесс работы над инсталляциями показан наиболее подробно.

Последнее выражение приобретает буквальное значение, ведь оценить эффект и целостность работ Русса можно лишь оказавшись в единственной точке, в которой собираются все детали. Находясь за пределами этого особого места, его инсталляции могут показаться лишь набором разрозненных форм.

Casablanca 2003, 2003 © Georges Rousse / ADAGP

Именно благодаря понятию точки, фотография приобретает решающее значение в его работах. Это не только инструмент, который помогает запомнить то, что может исчезнуть или уже исчезло, но и способ придать смысл тому, что возможно увидеть только под одним определённым углом.

К последнему предложению напрашивается комментарий: виртуальное становиться реальным в том случае, если соблюдены условия его реальности. Шаг в сторону — мираж рассыпался, но это ещё не значит, что он исчез насовсем.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.