[ограниченная] II – Маскировка

ПРОЕКЦИЯ
МАСКИРОВКА
тема 2
МАСКИРОВКА
ТЕМА 2
Doug Rickard

10 045 слов
13 теоретиков
31 ссылка для самостоятельного изучения
Ключевые слова: маскировка, «шок и трепет», Razzel Dazzel, Первая мировая война, Вторая мировая война, постмодернизм, Google Earth, Google Street View, «эффект Стрейзанд», маска.


  • АВТОР КУРСА: НЭЛЯ РУБЛЕВА
    Художник, исследователь визуальной культуры.

    С 2019 – 2020 гг. училась в Школе вовлечённого искусства худ. коллектива "Что делать?". В 2019 г. получила степень магистра искусств и гуманитарных наук в Академии Штиглица, с 2009 – 2015 гг. изучала станковую живопись в МГОУ им. Н. Крупской.
План темы:
1. Маскировка
2. Шок и трепет
3. Ирония как игра и наоборот
4. Имитация и симуляция
5. Против маскировки
1
Маскировка


Согласно информации из энциклопедии РВСН, расположенной на официальном сайте Минобороны России: «Маскировка (от франц. masquer – «делать незаметным, невидимым для к.-л.») – это вид обеспечения боевых действий и повседневной деятельности войск (сил); комплекс взаимосвязанных организационных, оперативно-тактических и инженерно-технических мероприятий, проводимых в целях скрытия от противника своих войск (сил) и объектов и введения его в заблуждение относительно их наличия, расположения, состава, состояния, а также планов командования, действий и намерений войск (сил), сохранения их боевой способности и повышения живучести объектов»1. А теперь давайте представим, каким графическим кодом может быть представлена маскировка, её визуальный образ. На первый взгляд, нам сразу могут вспомниться изображения или его детали, затёртые в графическом редакторе при помощи инструмента blur (от англ. – «размытие»). Он оставляет картинку видимой, но одновременно делает её неразличимой за счёт размытия или раскладки на кубики, перекликающихся по цвету со скрытым куском. Но необходимо также помнить и про разносторонний характер понятия «маскировка». К примеру, рабочими способами этого метода являются не только имитация и сокрытие, но также и демонстративные действия защищающего что-либо, и дезинформация. Всё перечисленное говорит о том, что маскировка подобна хамелеону, который выстраивает механизм своей защиты в зависимости от контекста. Метод маскировки того или иного объекта, субъекта или информации задаёт режим «игры на опережение».

Была такая детская игра, которая называлась «Умри-замри-воскресни», играли в неё? Если вы не можете найти такого воспоминания в своей памяти, тогда давайте прирастим знание по части теории игр. Если очень кратко:


«День наступает — всё оживает».


Задание 1.

Попробуйте вспомнить от одной до трёх детских игр, для которых подобный режим перемены масок для интеграции и удержания в рамках состязания является рабочим, и сопоставить тактику каждой выбранной вами игры с тем или иным способом маскировки. Ниже приведено их развёрнутое описание: 2

- скрытие заключается в недопущении появления или в устранении демаскирующих признаков объектов. Оно осуществляется частями и подразделениями постоянно, без специальных на то указаний старшего командира;

- имитация заключается в создании ложных районов расположения и передвижений войск, ложных объектов путем ложной информации о состоянии объекта, воспроизведения соответствующих демаскирующих признаков;

- демонстративные действия заключаются в преднамеренных реальных действиях выделенных для этого частей и подразделений, направленных на усиление скрытия расположения и действий войск и на введение противника в заблуждение относительно их намерений;

- дезинформация заключается в доведении до противника ложных сведений с помощью технических средств связи, печати, радио, по неофициальным каналам и другими средствами и способами.
2 Королёв А.Ю., Королёва А.А., Яковлев А.Д. «Маскировка вооружения, техники и объектов», Санкт-Петербург, 2015 г.: https://books.ifmo.ru/file/pdf/1702.pdf


Отметим, что смысловой ход вышеописанной детской игры уже является метафорой такого феномена, который называется постправда или же постистина (от англ. – «post-truth»). Префикс пост- используется не для обозначения того, что происходит после события, вопреки его классическому употреблению, а для обозначения «принадлежности тому времени, когда предшествующее ему понятие считается неважным или ненужным». Итак, когда мы говорим «политика постправды», мы имеем в виду «время, когда истины и факты теряют своё значение». В 2016 году именно это слово Оксфордский словарь признал самым актуальным, значимым и популярным 3. Согласно словарю, слово постправда «описывает или обозначает обстоятельства, при которых объективные факты являются менее важными при формировании общественного мнения, чем призывы к эмоциям и личным убеждениям» 4.

И здесь мы предлагаем обратиться к комиксу, который наглядным образом отследил парадигмальный сдвиг в новой и новейшей истории:

1. «Я думаю, следовательно я существую» (философия Нового времени по Рене Декарту).

2. «Я верю, следовательно, я прав» (философия постправды).

В последнем утверждении мы считываем апелляцию к личным убеждениям, не к рацио, но чувствам, как одним из единственных условно рабочих инструментов в мире постправды. К этому тезису оказалось близким высказывание Жан-Жака Руссо «Я чувствую, следовательно, я существую», в котором он переосмыслил озвученную Декартом достоверность.
3 Alison Flood «Post-truth' named word of the year by Oxford Dictionaries», The Guardian, November 15, 2016 г.

https://www.theguardian.com/books/2016/nov/15/post-truth-named-word-of-the-year-by-oxford-dictionaries

4 https://www.oxfordlearnersdictionaries.com/definition/english/post-truth
Мартин Шовел «Правда против постправды», 2016.
Мы долго думали, какое из определений слова «постправда» привести, ибо хотя термин уже устоявшийся, но его вечно мутирующий характер сам задаёт ему одну из точных характеристик. Поэтому, продолжая наш метафорами начавшийся диалог, мы решили уточнить его, оперевшись на найденный анекдот из статьи Сергея Исполатова5 на пространствах социальной сети Вконтакте:

«Два политогога разговаривают:

— Слушай, ты понимаешь, что вообще происходит?

— Тебе объяснить?
— Да нет, объяснить я и сам могу. Ты понять можешь?»

Опечатка в диалоге или намеренное использование вместо слова политолог «политогог», чего-то среднего между политиком и демагогом, описывает определённую степень невозможности адекватного рассуждения и анализа всего происходящего на современной политической сцене.

Наш разговор лишь опосредованно касается понятия постправды, в логово которого мы будем заходить через искусства визуальные. Обращение творцов к маскировке как к художественному методу, в первую очередь, исходит из симулятивности современного мира, в котором ведутся гибридные войны, где проверенная и не очень информация подаётся горячей в режиме нон-стоп и уже совершенно непонятно кто и какую роль играет в мировом театре абсурда. В контексте всего происходящего заход через феномен постправды – это про растворение в информационных потоках и характер информации об объекте, подверженный полупроявленному или даже искажённому состоянию. Расставляя пометки, контрапункты и паузы на воображаемой ментальной карте, мы попробуем проследить как этот ритмический рисунок повлиял на наше восприятие мира.


5 Сергей Исполатов «Постправда: предвосхищая мастеров ЧО», статья Вконтакте, 15 августа 2019 г. https://vk.com/@warpo-postpravda-predvoshischaya-masterov-cho


Чтобы читать дальше, купите ТЕМУ