За что мы ненавидим современную фотографию

M3 (1)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

За что мы ненавидим современную фотографию

Недавно мы признались в любви современной фотографии. Пришло время ненависти. Начнём уничтожать современную фотографию в свойственной нам манере, разбирая её по кусочкам.

Анализируя безобразие

Первая претензия — современная фотография непонятна. Если раньше в ней присутствовала должная эстетика, она могла отражать суть события, то теперь на фотографиях можно увидеть всё: частную жизнь, непонятные срезы, животных и другое безобразие. Остановимся на последнем.

Безобразие — это то, что не имеет образа. То есть то, чей образ невозможно распознать, разобраться с этим понятием нам поможет художник Андрей Богуш и его серия “Proposals“.

© Andrey Bogush, Proposal for face, landscape and pink , 2013

Итак, что мы видим, когда смотрим на работу «Штудия лица, ландшафта и розового»? Перед нами очертания лица, поверх него — несколько цветных пятен, ниже — ещё два пятна в единой перспективе, по форме напоминающие дома. Дальше — ещё несколько пятен и цветная плоскость, спроецированная под углом чуть ниже пёстрого шара.

В чём мы можем быть уверены, в том, что в нижнем слое — фотография, сверху — наложение цвета. По характерным формам можем предположить, что это «кисть» из графического редактора. Похожий принцип присутствует и в других работах.

© Andrey Bogush, Proposal for duplicated head, strokes and pattern (stretched), 2015

Возникает два важных вопроса: что мы видим перед собой и почему это важно?

Богуш объединяет в едином поле фотографию и следы манипуляций над ней, которые обычно скрывают. Если в классическом понимании, фотография должна быть неизменным слепком (например, события), то изображение в общем смысле — представление отсутствующего предмета. Изображением может быть и фотография, и картина, так как обе способны изображать вещи.

Благодаря тому, что в работах Богуша мы видим следы манипуляций: движения кисти, штампа, вкрапления геометрических форм; инструменты Photoshop приобретают исходные значения (холст и кисть — вновь становятся основными инструментами художника).

© Andrey Bogush, Proposal for hand, phone and duplicated curtain, 2015

К сожалению, в реальном мире идеальный слепок (идеальная копия, как и идеальное изображение) невозможны. Фотография создаётся путём преломления лучей света, которые имеют неминуемое расхождение. Многие знаменитые снимки были ретушированы, не став от этого менее великими, а сегодня журналистские конкурсы исследуют работы победителей на предмет монтажа. Фотография никогда не теряла связи с картиной, и Андрей Богуш доказал нам это в очередной раз. Фотография не самое убедительное доказательство, но, возможно, самое убедительное изображение.

© Andrey Bogush

Сбросить заводские настройки

Restore to Factory Settings © Felicity Hammond

Поговорим о вещах, на первый взгляд, незначительных — о мусоре.
«В конце концов, на что он им, фотографам, сдался? Почему нельзя фотографировать такие прекрасные вещи как цветы или шедевры архитектуры?», — возмущаются зрители. Попробуем разобраться.
Одним из таких «взглядов на мусор» — проект молодой британской художницы Фелисити Хаммонд (Felicity Hammond). Под названием «Вернуть к заводским настройкам» (“Restore to Factory Settings”) скрывается серия фотографий, коллажей и инсталляций.

Restore to Factory Settings (Folly 07). C-type print © Felicity Hammond

На фотографиях Хаммонд — предметы, которые обычно можно встретить на стройплощадке: перевёрнутая тачка, нечто, прикрытое кусками брезента, прижатым сверху брусчаткой; все предметы расположены на песке. Многие из фотографий названы просто “Folly”, что в переводе означает «глупость», «пустышка», нечто незначительное, или архитектурный каприз.

Restore to Factory Settings (Folly 03). C-type print © Felicity Hammond

Ключевая работа — панно похожее на многоплановый пейзаж: от ближайшего к нам скопления мусора и стройматериалов взгляд движется в сторону горизонта, останавливаясь на промышленных постройках. Обратим внимание на то, что ландшафт, за исключением архитектуры, образован самими заводами — то есть состоит, как будто из «отвалов» фабрик.
Однако работы и инсталляций Фелисити Хаммонд, возможно, так и остались бы просто мастерски сделанными коллажами, если бы не наличие нескольких важных деталей.

Площадка

Начнём с самой очевидной детали — то, что мы видим на фотографиях можно назвать стройплощадкой (или её элементами). Стройплощадка интересна тем, что на её территории происходит одновременно и разрушение, и созидание. Старое разрушается, превращаясь в руины; новое пока не возведено, сложено аккуратно в стороне. На фотографиях Хаммонд — промежуточное состояние постройки или разрушения, проще говоря, неопределённости.

Синий

Вторая деталь — синий цвет. По словам автора, отпечатки с наложением глубокого синего – отсылка к чертежам.

Комментарий Проекции: да, это не самый очевидный ход; попробуйте вспомнить западные фильмы, где такие вещи называются «blueprints»; в русском языке такие чертежи называли «синьками».

 
По словам Хаммонд: «Серия “Вернуть к заводским настройкам” посвящена забытой индустрии; старые промышленные здания превращаются в архитектурные “поделки”, окутанные брезентом, поскольку они находятся в состоянии между строительством и деконструкцией, архаичными и футуристическим. Создавая эти изображения, я сознательно делаю отсылку к цвету чертежей, как цвету, символизирующему начало нечто нового».

PUBLIC PROTECTION, PRIVATE COLLECTION © Felicity Hammond

Эпоха
Последняя деталь — архитектура. Она относится к индустриальной эпохе. Хаммонд утверждает, что её работа — результат наблюдений за изменением ландшафта восточной части Лондона. Ей интересно то, как старые промышленные здания замещаются новыми «виртуальными» местами.

Restore to Factory Settings (installation image). C-type print © Felicity Hammond

Работы Фелисити Хаммонд отражают отнюдь не просто процесс урбанизации промышленных районов или текущую экологическую ситуацию. В её коллажах и инсталляциях находит форму смена общественной парадигмы — переход от общества постиндустриального к обществу информационному (и то, что при переходе будет оставлено за ненадобностью). Как говорит сама художница: «Эти фабрики, которые когда-то были производителями [производственной и экономической] силы, теперь стали её продуктом».
Попадая в поле искусства, обыденные вещи приобретают значимость, которой у них не было в повседневной жизни. В широком смысле, мусор — это не просто вещь, которая сломана и стала бесполезной. Мусор — это символ изменений эпохи. Глядя на мусор, мы можем понять характер этих изменений. Так, заводы, что заложили экономический фундамент для возникновения цифровой экономики, стали одновременно и мусором (ведь эти фабрики больше не работают) и основой для изменений в будущем, став вместилищем для создания нового.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.