Когда выставка становится фикцией

ELtFVBW45J4
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Когда выставка становится фикцией

Crisis = ретроспектива. History = Фонткуберта

Триеннале фотографии в Гамбурге официально открылась. После всех событий, наконец-то могу рассказать о выставках, которые удалось увидеть. Вообще нужно сказать сразу, что выставок много, и за 2 дня осмотреть все нереально (если только вы ничем другим не заняты).

В начале фестиваля открылись выставки-спецпроекты: «Photography: Crisis of History» Жоана Фоткуберта и «Objects in Mirror Are Closer than They Appear» Шираны Шахбази.

Общий вид зала

В названии выставки Фонткуберта заложен глобальный посыл: куратор и художник рассматривают не кризис фотографии, но истории в общем (как инструмента сообщать факты и подтверждать достоверность событий). Только слово «кризис» нужно заменить на «ретроспектива», а «истории» на «Фонткуберта».

История фотографии. Обратите внимание на Симо Беренгера

Выставка рассказывает о том, как известные модернистские художники и фотографы использовали фотографию в своей практике. Работы Пикассо, Дали, Миро, Регнер-Патч, Родченко, Симо Беренгер (испанского фотографа, о трагической судьбе которого мы узнаем впервые), Уокер Эванс и др. развешаны по периметру большого зала.

Рядом с серией каждого художника стоит стол с моногорафиями (по большей части «неизвестные»), рисунками, документами и т.п. В общем всё, как в любом привычном музее, инсталляция включает даже запись лекции о вопросах правды изображения.

“Пикассо”

“Родченко”

“Эванс”

“Ман Рэй”

“Дали”

В конце концов, следуя архитектуре выставки, вы упираетесь в стену, на которой видите надпись:

А чуть повернув направо, внутри небольшой комнаты вы увидите следующее:

Все работы выставки – мистификации Фонткуберты разных лет. В сухом остатке – это выставка хорошего автора, который, возможно, одним из первых стал заявлять о неодноначной природе фотографии.

Конечно, можно было бы ещё раз сказать, что «сегодня кризис правды вместе с фотографией…». Но честно говоря, эта выставка может быть хорошим завершением этапа отношений фотографии и правды. В конце концов, сегодня все ведущие журналистские медиа говорят, что их миссия – это рассказывать истории. Может быть нам пора обратить внимание на другую форму честности?

“Пятно” входа

Вторая выставка – “Objects in mirror are closer than they appear” Шираны Шахбази (Shirana Shahbazi), известная преимущественно абстракциями (посмотрите и прочитайте внимательно страничку на сайте MoMA), а другая серия о жизни в Иране попала в хрестоматию “Photography as contemporary art”.

Сегодня мы с вами проведем серьёзный анализ и побудем критиками, поэтому предлагаю начать знакомство с выставкой с экспликации, как это обычно делают посетители (прочитайте внимательно кураторский текст):

Схема с названием

И кураторский текст

Итак, друзья, запомните то, что вы прочитали в общих чертах, и посмотрим теперь на структуру выставки.

Первый зал (обратите внимание на размеры зала) – линейка из черно-белых фотографий Тегерана из окна машины. Напротив – заснеженная гора и абстракции с зеркалом.

Мы держим в голове кураторский текст, мысль о Тегеране и происхождении художницы, название выставки, и идём в следующий зал.

Перед нами открывается ещё большее пространство с цветным зонированием и работами, вписанными внутри этих зон.

Мы (к сожалению, мысленно) оценили содержание работ, качество печати, расположение на стенах, зонирование и т.п. И кажется, можно понять о чем эта выставка (вспоминаем кураторский текст о неоднозначности изображения), и, возможно, у вас так же, как и у меня, возник вопрос:

но о чем конкретно?

Это совсем не значит, что работы Шахбази – плохие, что выставка формальна – нет. Проблема в том, что её работы – это не только анализ свойств медиума. Конечно, можно предположить, что работы Хашбази из Тегерана и Лос-Анджелеса находятся в параллели. Способ наблюдения, система зеркал, наложения фигур (человеческих и товарных) и знаки культур – экономической и ограничительной, намекают нам о связях, которые могут нести в себе сообщение глобального характера: присутствие в мире, где ограничения принимают и форму свободы, и форму несвободы. Которые как бы они не были похожи на слово “liberation”, всё равно остаются ограничениями.

Ограничение само по себе может быть опорой. И, если кураторы решили не ограничивать зрительскую интерпретацию выставки, то внутри неё можно “потеряться”. Это не значит, что нам должны были “разжевать” содержание. Но точку входа для начала собственных рассуждений о вопросах волнующих Шахбази найти довольно сложно.

Или эта точка настолько большая, что попасть в неё можно не прицеливаясь (читай, задумываясь). Единственный минус такого “пятна” вместо точки – чем больше идей, тем больше спекуляций. И в случае выставки “Objects in mirror are closer than they appear” это вряд ли хорошо.

Юрий Гудков

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.