ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМА ПРОЕКЦИЯ

Header

tech1005docPhoto_485
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Фред Ритчин — Проблемы пост-фотографии

В Санкт-Петербурге в пятый раз проходит ключевая конференция, посвященная фотографии, — “После (Пост) Фотографии” (After Post-Photography). Специально для Проекции Ксения Беспалова подготовила краткий обзор-пересказ основных тезисов второго дня. Также мы рекомендуем вам обязательно следить за событиями конференции и помнить, что живой доклад — всегда более информативен.

23 мая 2019 года в Европейском Университете в рамках конференции «После (пост) фотографии» был представлен доклад Фреда Ритчина — почетного декана Международного центра фотографии, бывшего редактора New York Times Magazine, автора ряда книг о визуальных медиа — посвященный проблемам пост-фотографии. Ритчин начал свое выступление с предложения разделить существование фотографии на четыре эры: фотографии как свидетеля, пост-фотографии, синтетической и квантовой фотографии.
С функцией фотографии как свидетельства все кажется достаточно ясным. Фотография — запись видимого, его отпечаток. Её отношения с реальностью обладают привилегированным статусом. Она позволяет человеку быть свидетелем того, на что он не может отреагировать в жизни. В случае расследования конфликтов без визуальных свидетельств почти невозможно доказать, была ли бойня и жертвы — никто не поверит свидетелю, но поверят фотографии, полагая, что она менее субъективна (что не вполне верно, так как фотография — всегда интерпретация, и никогда — правда в последней инстанции). Но фотография может быть полезной и для будущего. Например, знаменитое фото «Восход Земли», сделанное в 1968 году с борта «Апполона-8», дало людям понять, как уязвима планета Земля. А сам образ стал символом и эталоном для отслеживания изменений, сопровождающим инициативы экологических движений.
Уильям Андерс, Восход Земли, 24 декабря 1968 г.
Пост-фотографическая эра тесно связана с понятием постмодернизма. Её отмечает постановка под вопрос способности фотографии быть достоверным носителем событий. Поэтому на первый план выходит анализ фотографии как идеи: ее деконструкция, особенное внимание уделяется манипуляциям с изображениями. Конечно, фотомонтажи в том или ином виде сопутствовали фотографии практически с самого её рождения. Проблема в том, что в последние четыре десятилетия изменение изображений стало значительно доступным и почти незаметным. В качестве поворотной точки Ритчин выделяет 1982 год, когда National Geographic поместили на обложку изображение с египетскими пирамидами. Редакторы взяли горизонтальное фото, обрезали его, а также подвинули дальнюю пирамиду так, чтобы она лучше помещалась в кадр. То есть, они изменили точку, с которой было сделано фото, уже после самой съемки.  
Слева – Гордон Гаан (Gordon Gahan), Пирамиды Гизы, 1982. Справа – та же фотография на обложке журанала National Geographic 
С помощью фотомонтажа можно и конструировать будущее. В качестве примера Ритчин приводит обложку журнала 1984-го года, на которой мы видим американских фигуристок Тоню Хардинг и Нэнси Кэрриган, катающихся вместе на тренировке, которая только должна была произойти. Но подобные фото можно использовать и для показа возможных изменений ландшафта и климата вследствие глобального потепления — и таким образом, по мнению спикера, помочь их предотвратить.  
Обложка New York Newsday, 1994 г.
Синтетическое изображение – это изображения, созданные с помощью технологий, назаваемых искусственным интеллектом. Искусственный интеллект не разумен, хотя, можно сказать, умен. Сегодня технически возможно не только обладать данными о невероятном количестве изображений, но и генерировать новые образы на основе этой информации.
Скриншот веб-сайта: thispersondoesnotexist.com. Обратите внимание на предупреждение в правом нижнем углу страницы.

Сайт This Person Does Not Exist (англ. Этого человека никогда не существовало)  производит новый портрет каждый раз, когда мы обновляем сайт. Проблема в том, что никто из этих людей никогда не существовал. Хотя выглядят они так, будто точно существуют. Глядя на изображения сложно понять, что есть исходный портрет, а что привнесено алгоритмом. Так стирается связь между фотографическим изображением и реальностью, которую она транслировала. На этой связи ранее основывалась, по крайней мере документальная фотография.

Фотография, которая циркулировала в интернете в нескольких версиях. Главная проблема – было невозможно установить, какая версия была оригинальной.
Другим ярким примером может послужить фотографии предположительно двух иракских мальчиков, держащих табличку с надписью, рядом с мужчиной в форме американского военнослужащего. Изначально существовало две версии этой фотографии с текстами, противоположными по содержанию. Выяснить, какая из них была настоящей, так и не удалось. А позже появился сайт, на котором пользователи могли сами сделать любую надпись этим же шрифтом на этом фоне.  
С помощью алгоритмов также возможно заставить политиков говорить речи, которые они никогда не произносили. Подобным же образом работает помещение звезд в порно, в котором они не снимались. Привязка фотографий и видео к реальности в этих случаях используется для опасных целей.  
Согласно авторской гипотезе, после синтетических изображений настает эра квантовой фотографии. В качестве примера Ритчин приводит работу мексиканского фотографа Педро Мейера (Pedro Meyer) “Family Album”. На нем мы видим две пары людей: одна – фотограф со своим отцом, другая – он же со своим сыном. То есть, внутри это фотографии присутствует некое перемещение вперед и назад во времени. Это изображение помогает случиться вещам невозможным в реальности.  
Pedro Meyer, The Meyers, Mexico City, Mexico, 1940/2000
Ритчин называет квантовую фотографию фотографией возможностей и неоднозначностей, так как само понятие кванта связано с вероятностью событий, чем с причинно-следственными связями. Во вселенной множество вещей происходит одновременно, но как только около фото появляется подпись, все возможные значения сжимаются до одного. Цифровое фото состоит из возможных комбинаций пикселей и является вычисляемым. Во время хранения фото алгоритм сжимает изображение, а затем восстанавливает его на основании подсчетов того, как оно должно выглядеть – это уже никак не запись света. Цифровая фотография основана на коде. Она возникла примерно в то время, когда люди узнали, что они сами являются кодом, состоят из ДНК. Углубляясь в естественные науки, Ритчин полагает, что цифровые фото – больше генотип, а не фенотип. Это может значить, что код, по аналогии с человеческими генами, характеризует отдельное фото, а не фотографию целиком. В этой системе алгоритм начинает играть определяющую роль. Его можно воспроизводить в различных медиа. Например, фото можно рассматривать как потенциальную нотную запись – и наоборот. В данном случае, код более интересен, чем законченная работа.  
Фрагмент веб-сайта www.pixelpress.org. Проект PixelPress посвящен журналистике в период цифровой трансформации. В частности — показывая документальные фотографии наряду с другими снимками исторических событий.
Во второй — оптимистичной — части своей лекции Ритчин рассказал о примерно десятке проектов, работающих с фотографией и связанными с ней изображения. В основном это проекты, связанные с памятью (о мирном времени, о войне, о Холокосте). Но они могут работать и с погружением зрителя, быть интерактивными. И быть проактивными, то есть приносящими перемены к лучшему, вызывать отклик, «устанавливать связи» — подобная социальная повестка очень важна для Ритчина и это именно то, что он делал с фото, работая редактором в NY Times. Также эти проекты по-разному работают с текстом. Некоторые дают голос фотографируемому человеку, некоторые — пытаются избежать гегемонии описания. Но самое главное для Ритчина — прозрачность. Он считает, что с фото можно производить какие угодно манипуляции, но важно об этом рассказывать. А также — помещать фото в контекст, чтобы предотвратить неверную (или даже опасную) его интерпретацию. В качестве примеров погружения в контекст он рассказывает о нескольких инициативах. Первая из них — предложенная в 1990-х годах идея не называть фотографию фотографией, а присваивать ей специфичные названия, которые отмечали бы ее постановочность или не-постановочность (репортажность), а также определяли бы тип взаимодействия между фотографом и его моделями. Что касается обработки изображений, в 1994 году была предложено помещать на медийные изображения иконку линзы — перечеркнутой или нет — чтобы читатель знал, были ли проведены какие-либо манипуляции с фото или оно «объективно».
Фрагмент веб-сайта fourcornersproject.org. Дополнительная информация к каждому фото отображается в виде белых уголков.
Последний проект – детище самого Ритчина – Four Corners Project. Это сайт, который дает возможность поместить фото в контекст. Его суть заключается в том, что в четырех углах фотографии можно найти четыре типа информации о нем: 1. Его авторство, историю создания фотографии и/или отношение ее автора к ней. 2. Код этики, в котором автор определяет свой метод работы. Например – отсутствие ретуши. 3. Связанные изображения и/или видео, дающие представление о том, что за событие представлено на фото и что за этим фото стоит. 4. Ссылки на внешние ресурсы. Контекст способен изменить все. На место обобщенного изображения встает гибридное, и мы начинаем видеть историю его появления. К примеру, знаменитое фото с утонувшим ребенком-беженцем. Она не трогает нас настолько сильно, пока мы не видим в связанных изображениях мальчика живым и счастливым. Одно из главных достоинств этого ресурса заключается в том, что воспользоваться им может каждый, у кого есть доступ в интернет. В завершении доклада Ритчин призывает слушателей сделать цифровую революцию своей революцией: заставить медиа делать то, что мы от них хотим, а не сидеть и ждать, что они сделают. Для этого нужно осознавать, что происходит,стараться отличить фотографию от не-фотографии и реальное от нереального и самим создавать вещи, которые необходимы для того, чтобы медиа стали более эффективными, честными и осмысленными.

Автор текста: Екатерина Кипяткова, студентка программы «Кино и видео» факультета Свободных искусств и наук (СПБГУ).

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.